Из года в год в художественных вузах страны с завидным постоянством повторяется одна и та же история: когда курсу к третьему студент/-ка вдруг понимает (или ему дают понять), что попросту не умеет рисовать, он сразу же начинает мнить себя искусствоведом. Схожая история происходит и с актерами. Когда до актера доходит, что своей невостребованностью он обязан совершенно тривиальной причине — отсутствию таланта, — он выбирает, как правило, какой-либо из вариантов… Одни уходят в запой, другие смиряются с амплуа вечного «третьего солдата стражи (в пьесе без слов)», некоторые же начинают считать себя вправе … преподавать ораторское мастерство.

Нет, доля справедливости в подобной претензии, конечно, имеется. Актер — это человек, обученный искусству сценической речи. Он обучен владеть голосом. Слышали тот знаменитый сценический шепот, который отчетливо доносит каждое слово до самой дальней ложи бельэтажа? Да, этому учат. А еще ставят тембр голоса, ибо далеко не всем он дан от природы таким, каким должен быть. Учат обращаться с интонационными красками. Станиславский требовал от своих студийцев простенькую фразу, что-нибудь наподобие «кушать подано», произносить с сорока интонационными оттенками. С сорока, граждане! Что-то почти невообразимое! И, разумеется, обучают нашего актера держать паузу. Поскольку чем лучше актер, тем длиннее у него……………………………. пауза.

Так разве же, спросите, не нужны все эти навыки оратору? Конечно, нужны. И голос, и дикция, и интонационные оттенки.. Как же без них?! Однако между оратором и актером имеется все же существеннейшая разница. Оратор — это тот, кто порождает речь, создает смыслы и даже — иногда — идеи! Самой важной частью ораторского труда со времен классической риторики считалась инвенция (лат. inventio), изобретение, тот самый этап подготовки, на котором продумывается, отбирается и «шлифуется» содержание будущей речи. И только потом, когда это выверенное содержание уже было облечено в наиболее подходящие для восприятия и понимания конкретной аудитории слова и грамматические формы, вступали в действие голос, интонация, жесты, мимика, эмоции и прочие кунштюки.

Актер же никакой речи не создает, он ее находит уже в готовом виде. Текст его реплик написан драматургом, доработан сценаристом, особым образом прочитан и продуман режиссером. Порождать речь актера не учат, нет в этом необходимости. Разумеется, нелепо уподоблять актера магнитофону, просто воспроизводящему звук чужого голоса. Естественно, что воплощение замысла, достоверность чувств, блеск глаз, энергия и отдача целиком и полностью принадлежат ему — актеру. В этом нет сомнений. Но если актер, пусть даже самый маститый, вздумает — помимо текста роли — «нести отсебятину», ему сразу же напомнят, что «во времена Шекспира не было сигарет «Друг»».

Впрочем, если хотите стать ораторами, друзья мои, помните, что во времена Шекспира не было сигарет вообще, поскольку, хотя табак в Европе уже появился, курили тогда исключительно трубки.






Комментарии

Имя (required)

Email (required)

Сайт

Что Вы по этому поводу думаете?

*

XHTML: Вы можете использовать эти тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>